Владимир Машатин: пройдет 20 лет и это будет безумно интересно

Владимир Машатин, кроме всего прочего, один из авторов рубрики «Новых Известий» «Объективная история». Я читаю его публикации, и они мне нравятся. Я сказала об этом Владимиру и удивилась, услышав: — Я безграмотный в смысле текстов, теряюсь, не знаю, как составлять предложения. Но я знаю, что детали всегда интересны. И фотографически я неуч. Не умею портреты снимать. Вот Толю Морковкина спрашиваю. Моя любимая фраза: «Пройдет двадцать лет, и все это будет безумно интересно». Я уже сам — часть истории…

Текст: Наталья Ударцева; Фото: Владимир Машатин

 

На фото - Владимир Машатин, российский фотожурналист. Живет в Бостоне. Работает в газете «Новые Известия».

 

Пришел в фотографию из архитектуры. Дипломированный архитектор (МАРХИ). Учился в одной группе с Андреем Макаревичем. После окончания института работал в ГИПРОВУЗе (1976–1979). Окончил Институт журналистского мастерства при Доме журналистов (1978–1979). Сотрудничал с журналами «Природа» (АН СССР), «Техника молодежи», «Сельская молодежь», «Моделист-конструктор», «Квант» и другие.

В 1979 году был принят в штат «Пионерской правды», до этого внештатно работал в газете «Московский комсомолец». До 1991 года являлся штатным фотокорреспондентом журнала «Советский Союз». В это время фотокорами в журнале работали Сергей Киврин, Андрей Голованов, Анатолий Хрупов, Сергей Лидов, Виктор Резник, Виктор Руйкович, Дмитрий Азаров и другие.

В 1991 году пришел в «Огонек». В 1993 — в газету «Известия». В 1996–1997 годах был штатным фотографом EPA, в сентябре 1997 года перешел в первую российскую ежедневную цветную газету «Новые Известия» и возглавил фотослужбу издания.

Награжден орденом «За личное мужество».

 

Гипровуз, зельма и ковбойский ботинок

— Как ты пришел в фотографию?

— После школы поступил в архитектурный институт. Учился в одной группе с Андреем Макаревичем. У меня где-то есть кадр, как он дремлет на лекции.

— А почему ты не стал архитектором?

— Я стал архитектором. И был им целых три года. МАРХИ окончил с красным дипломом и сам выбрал себе место работы недалеко от дома — ГИПРОВУЗ на Люсиновской. Я был правильный молодой человек, «Машину времени» не слушал, точно знал, что никогда не поменяю профессию и всегда буду архитектором. Но через три года ушел из архитектуры.

 

1. Антарктика

 

ГИПРОВУЗ — институт, который проектировал научные центры, институты, университеты. По всему Советскому Союзу и братским странам. Штамповал коробки. Меня берегли как творческого специалиста. Я делал макеты тех проектов, в которых были новые свежие идеи.

Мой архитектурный начальник Юрий Иванович Цыганов как-то сказал: «Три года отрабатывай и вали из архитектуры. Бери фотоаппарат — и увидишь весь мир». Он советовал мне смотреть лучшие фотографии на стендах, в газетах и журналах. Учил снимать. Учил видеть. Он прекрасно снимал архитектурные пейзажи. Показал и объяснил особенности архитектурной съемки. Он же научил меня печатать фотографии, делать растворы, проявлять пленку. Он привил мне культуру печати. Он прикрывал меня в институте, когда я убегал на съемку. Я вешал пиджак на спинку стула и ставил стакан с чаем на стол, мой коллега время от времени доливал в него горячую воду, создавая иллюзию, что я здесь и только что вышел. В разгар моей «фотографичности» мой рабочий день в архитектурном институте начинался с того, что рано утром я отправлялся на тот вокзал, который был ближе всего к месту съемки и клал сумку с аппаратурой в ячейку камеры хранения. Потом шел налегке в институт. За час до назначенного времени я уходил из института, ехал на вокзал, забирал сумку и ехал на съемку. После съемки снова ехал на вокзал, но уже тот, который ближе к дому, и возвращался в ГИПРОВУЗ.

Помню, в Москву приехал Дин Рид, я его снял. Сделал много снимков. Показал Юрию Ивановичу, а он мне в ответ: «А ты ничего и не снял». Я снял много портретов Дина Рида, а в конце — его ковбойский ботинок. Юрий Иванович снимок ботинка похвалил. Сказал, что вот это интересно, все остальное — Дин Рид как Дин Рид, такой же, как у всех.

Следуя совету Цыганова, я поступил в Институт журналистского мастерства при Доме журналистов. Двухгодичные курсы, занятия раз в две недели. Занятия шли целый день, их вели бильд-редакторы из АПН и фотографы. В нашей группе преподавали Дмитрий Воздвиженский и Всеволод Тарасевич. Чтобы поступить, надо было сдать экзамен знаменитому Георгию Зельме.

Я очень переживал по поводу этого экзамена. Не знал, что нести и что показывать. Тут случилась командировка в Ташкент. Первым делом я побежал на базар и наснимал всякой хрени. Много кадров, где узбекские мальчики держат дыни. Съемка получилась тупая и любительская. Но я старался. Просил мальчишек мне позировать и так и эдак. Возможно, между постановками и был кадр, но я его пропустил. Напечатал мальчиков с дынями и Зельме выложил. Он сразу признал Алайский базар, вспомнил свое детство (Георгий Зельма родом из Ташкента. — Ред.), растрогался, и я был принят со свистом.

 

2. Баку. 1990

3. Баку. 1990

Меня стали хвалить уже на третьем занятии. Я побеждал своим оформлением работ: клеил фотографии на планшеты и раскладывал историю в определенном порядке. Так, как это выглядело бы в журнале. Заходной кадр, ударный кадр на развороте, завершающий кадр. Фотографы меня невзлюбили, считали, что я выпендриваюсь. Карточка — главное, чего ее мусолить, считали они. Главное — снять хорошую карточку. Но я считал, что этого мало и что хорошая карточка должна быть хорошо оформлена и подана.

Всеволод Тарасевич читал нам лекции и делал «разбор полетов». Я запомнил его совет: на съемке никогда не надо вести светскую жизнь. Пришел на съемку — снимай и будь настроен на тему. Никаких других фотографов не существует. Есть ты и твоя тема. На митинг пришел — снимай митинг, и думай только о нем. Вторая заповедь Тарасевича: меняй точку, не иди туда, куда идут все. Запомнилась встреча с молодым Вяткиным. Он только что вернулся из Вьетнама и рассказывал, что бывают ситуации, когда ты не можешь снять сюжет, который видишь. Я тогда не очень понял, а впоследствии часто вспоминал его слова. Запомнился Исаак Тункель, он пришел к нам всего один раз. Мудрец. Он смотрел наши работы. Долго и внимательно. Потом сказал: «Знаете, вы меня не удивили. Ничем», — встал и ушел.

По архитектурному институту помню: чем больше ограничений в задании, тем интереснее его выполнять. Не надо бояться делать какие-то небольшие вещи. Мне было интересно входить в журналистику, базируясь на архитектурных принципах. Я вошел в профессию с другой стороны, и профессия мне понравилась. Жизнью понравилась во всем ее проявлении.

 

Раки, телескоп, дедлайн и полкадра

В ГИПРОВУЗе я был комсомольским активистом, каждые полгода ездил по путевкам за границу в какую-нибудь соцстрану. ГДР — первая зарубежная страна, в которую я попал. У меня был аппарат и много слайдовой пленки. Я снимал все подряд — все, что попадало в кадр, остановиться не мог. Мне было важно рассказать своим друзьям обо всем, что я видел.

Поначалу я снимал архитектуру и ненавидел людей, которые мешали мне в съемке архитектуры. Я дожидался, чтобы люди ушли. Позже, как журналист, я всегда ждал, чтобы люди пришли в кадр. Журналистская фотография всегда требует присутствия человека. Хотя это и не обязательно. Но я всегда дожидаюсь живого присутствия в кадре: человек, женщина с коляской, собака, кошечка, птичка. Столько красоты в мире, хочется все снять. Вопрос — зачем?

Весной 1979 года я отвалил от архитектуры и хотел работать фоторепортером в «Московском комсомольце». Несколько месяцев я уже работал внештатно при отделе спорта и снимал разные спортивные сюжеты для газеты. Главный редактор Лев Гущин соглашался меня взять на полставки. Но газета «Пионерская правда», в которой я около года работал внештатным художником-графиком, опередила «Московский комсомолец», предложив мне штатную работу фотокорреспондента и полную ставку.

5. Всесоюзная военно-спортивная игра «Зарница»

 

Мало кто знает, что автором военно-спортивной игры «Зарница», была Зоя Кротова — вожатая из сельской школы Пермской области. Из года в год в февральский «военный» месяц она организовывала традиционный смотр строя и песни. И вот зимой 1964 года Зоя решила, что 23 февраля вся школа станет… армией. Учителя были назначены военачальниками, а ученики — лётчиками, моряками и танкистами. А один класс целиком записали в партизаны. В школе не стало ни отличников, ни двоечников — в классах за партами сидели сплошь старшины и рядовые. Всё это было интересно и необычно, и военная игра очень быстро вышла за пределы пермской сельской школы.

Тираж у «Пионерской правды» был больше, чем у «Правды». В штат «Пионерки» меня взяли с испытательным сроком. Мое первое задание — последний урок перед летними каникулами в школе. Я поехал в Тернопольскую область на Украину, заправив в «Практику» пленку А-2. Поехал в сельскую школу. Меня встретили, организовали многодневные знатные угощения, экскурсии, ловлю раков, отдых на берегу речки. Мне нужен был кадр, чтобы учительница с детьми шла через цветущий сад, а потом дети смотрели в телескоп.

Неважно, что среди бела дня. Мне сказали, что все будет. Я продолжал отдыхать в ожидании. Но я не знал, что в газете существует дедлайн. Я потерял ориентацию во времени. Вернулся в Москву и сразу в редакцию. Камеру со съемкой дома оставил. В редакцию пришел рассказать, как классно было в командировке. Оказалось, что в пять вечера номер уходит в типографию и моя тема стоит в номере, и у газеты нет резервного материала. Почему-то расхотелось рассказывать о раках и отдыхе на речке.

Я метнулся домой за пленкой, потом снова в редакцию — проявляться. Проявил и пришел в ужас. Затвор фотоаппарата сломался, и все было снято по полкадра. Я судорожно из долек выбрал сюжеты и напечатал. Мне повезло: кадр, где пионеры идут среди цветущих вишен, получился почти полностью, только учитель «отрезался». Номер вышел с моей съемкой. Но меня предупредили, что у меня остался всего один шанс, если не справлюсь — выгонят. Со второй съемкой я справился. Но мне объяснили, что снимать так, как снимают все, не надо. С четвертой съемки — я снимал дворовые баскетбольные команды — я принес то, что редакции понравилось. Испытание выдержал.

 

7. Чечня. Первая Чеченская война

8. Буденновск. Июнь, 1995

9. Чечня. Первая Чеченская война

 

Горячие точки и чемодан Кашпировского

— Долгое время к твоей фамилии был пристегнут термин «экстремальная журналистика», твое имя упоминается в сборнике Юрия Романова «Экстремальная фотожурналистика».

— Да, как-то незаслуженно. Наверное, за компанию и за то, что мы встречались с автором во всех «горячих точках». Но я в отличие от других никакого геройства нигде не проявлял. Я в принципе трус. Это ужасно больно, если пуля в тебя войдет. Все не снимешь.

— Давай уточним, в каких «горячих точках ты был?

— Да практически во всех. Кто-то сказал, чуть ли не Юра Романов: «Войну надо снимать по-умному: до боя и после боя, а во время боя сиди и не высовывайся. И снимешь войну так, что все плакать будут, но под пулями бегать не стоит». У Андрея Соловьева были другие принципы: надо бежать под пулями, снимать, прятаться и снова бежать. Я попадал в ситуации, когда пули свистели над головой, но специально под пули не лез.

Январь 1996 года. Чечня. Я жил у снайперов. Навсегда запомнил их слова: на войне не надо отличаться от других, любое отличие — приманка для снайпера. Снайпер в первую очередь стреляет в того, кто хоть чем-то отличается. На войне, например, нельзя из-за кустов телевиком снимать танковую колонну. Надо выйти и показать, что у тебя в руках фотоаппарат.

В любой «горячей точке» мы снимали с обеих сторон конфликта. Перебираясь от одной деревни к другой, перебегая под пулями. Так было в Нагорном Карабахе, так было в Чечне, Ингушетии и Фергане. И все было непонятно. И там говорят про дружбу и любовь, и на другой стороне говорят про дружбу и любовь. Так кроваво происходил развал Советского Союза. Очень часто я работал с МЧС, летал снимать катастрофы, землетрясения, взрывы. На Каширку я приехал первый: груда дома и тишина. Взрыв в Тушине на рок-фестивале. Я успел добежать, снять — и тут же меня вывели за ограждение. Когда случилась Дубровка, я был уже начальником, сам поехать не мог, отправил Диму Хрупова, посоветовал ему договориться с жильцами и снимать из окна.

В 1993 году во время октябрьского путча мне пришлось прервать съемку и бежать в редакцию, чтобы успеть в номер «Известий» и не быть задержанным одной из сторон. Мы тогда предотвратили третью мировую войну: десантники, перепутав здания, вместо Белого Дома принялись обстреливать американское посольство, мы их сориентировали.

В Буденновск я подъехал с опозданием. Под всеми заборами сидели фотожурналисты — вся пресса, которую я знал. Их никуда не пускали. Все ждали развития события. Была предпринята первая попытка штурма здания. Информации никакой, все больше слухи. Вдруг выяснилось, что Басаев затребовал в больницу группу журналистов, чтобы дать пресс-конференцию. Он требовал представителей пяти международных каналов и одного фотографа. Не помню, на какие ухищрения я пустился, но оказался в этом списке. По дороге добавился неучтенный седьмой — Валера Яков. Когда пресс-конференция закончилась, Валера сказал: «Я остаюсь». Я оставил ему свою видеокамеру.

Пресс-конференция проходила на втором этаже здания. Я «промахнулся». Темнота, ничего не видно. Прошел на третий и четвертый этаж и побежал по коридорам, пыхая вспышкой в разные стороны. Меня схватили басаевцы, но потом отпустили. Помогло объяснение, что темно и я ищу помещение, где пресс-конференция, поэтому освещаю вспышкой пространство, чтобы понять направление. Меня отвели на пресс-конференцию. После нее вместе с нами отпустили двадцать заложников. Я снимаю, как отпускает заложников весь увешанный оружием боевик, потом говорю ему: «Не успел снять, можешь отпустить еще немного заложников, а я сниму тебя на их фоне?». Боевик отпустил еще десяток заложников ради карточки. Потом мы идем в темноте с Кашпировским, и он говорит: «Видишь, моя установка сработала, он отпустил больше заложников, чем обещал».

Кашпировский прошел в больницу раньше журналистов, как депутат. Его задача была дать установку Басаеву отпустить заложников. Мы, идя на пресс-конференцию, должны были передать в больницу чемодан Кашпировского и его вещи. Когда мы шли в больницу, то несли носилки с хлебом, медикаментами, чемодан и вещи экстрасенса. Нас неоднократно останавливали, клали лицом вниз, проверяли и отпускали дальше.

 

4. Первый президент Грузии Звиад Гамсахурдия. 1991

 

Глаз Гамсахурдия и «Огонек»

— Как ты попал в «Огонек»?

— Последняя моя съемка в журнале «Советский Союз» не вышла. Развалился Союз, вместе с ним умер и журнал. 1991 год. Потом появился главный редактор Мишарин, и журнал стал называться «Воскресение». Я, воинствующий атеист, когда в журнале начался крен в православие, ушел в «Огонек».

Гена Копосов меня приголубил, а Виталий Коротич выдал удостоверение, потом был путч, Коротича сняли, пришел Лев Гущин, отобрал удостоверение, подписанное Коротичем, и выдал новое, за своей подписью. Впервые я обратился в «Огонек» в 1990-м. Был январь. Черный январь 1990 года. Я вернулся из Баку в редакцию «Советского Союза», и главный редактор, посмотрев мою съемку, сказал, что этого не может быть. Наши войска шли по главному проспекту и стреляли во все стороны. Тогда погибло много людей. Я все снял. Валерий Яков написал текст. Я отнес съемку и текст в «Огонек». Копосов просил подписать снимки моим именем, но я не мог: я работал в «Советском Союзе». Материал из Баку был опубликован, и Коротич пригласил меня в «Огонек». Однажды на планерке я слышал, как Леня Радзиховский говорил: «Ничего нет интересного в этом номере, кроме фотографий Машатина». Речь шла о съемке из Грузии. Я ездил снимать Гамсахурдия.

В «Огоньке» мне было тяжело: я не нашел себе в пару пишущего и вскоре ушел в «Известия».

 

Постановка и реакция на прессу

— Много было постановочной съемки, например, в Чечне?

— Нет, мы все впитали заповеди Саши Земляниченко и его презрение к постановочной съемке. Но смотря что считать постановкой? Возьмем митинг, на котором всегда стоит с плакатом известная сталинистка баба Нина. В агентстве от меня ждут карточку эмоциональную, с криком, с кулаком. А она просто стоит. И чтобы получить эмоциональную карточку приходилось ее злить, провоцировать.

— Получается, ты срежиссировал эту карточку…

— Ну, я тоже кусок истории, как и эта баба Нина. Это все и есть история. Мне нравится моя работа, как и «Фейсбук», как место шутки и провокации. Одна из шуток военного журналиста: «А слезы матерей сняли?». Мне кажется, что на каждой войне есть специально обученные женщины, которые при виде фотожурналиста начинают рвать на себе волосы и рыдать. Они очень хорошо смотрятся в кадре. Почему я сделал такой вывод? А вот почему: не раз наблюдал, сидят женщины спокойно, я издалека вижу. Как только мы подходим, начинаются крики и рыдания.

— Это реакция на прессу.

— Да, они понимают, что это обязательно снимут. Горе матерей, слезы матерей. Постановка возникает там, где нечего снимать, а надо снять. А если есть действие, есть что снимать, в голову не придет размениваться на постановку. Придуряться на съемках люблю, но считаю, что надо снимать то, что происходит на самом деле, не только реакцию на прессу.

— Почему ты ушел из «Известий»?

— Я из «Известий» ушел в ЕПА, штатным фотографом, до этого я стринговал на него долгое время. Из ЕПА в 1997 году я ушел в «Новые Известия» вместе со всей командой Игоря Голембиовского. Нас финансировал Березовский. Первая цветная иллюстрированная ежедневная газета. Много денег дали — больше, чем «Известия» и чем ЕПА. Я тогда Наташу, жену свою, взял в бильд-редакторы. Мне был нужен раб — человек, который будет вместе со мной круглосуточно пахать. Ничего же не было. Надо было создавать и наполнять архив, работать с агентствами, набирать штат. Игорь Голембиовский отговаривал: нельзя работать с женой. Но я настоял и не пожалел об этом. Только жена могла понять меня в этой ситуации. А потом дефолт. Деньгами Березовского управлял Олег Митволь. Он нам срезал зарплаты в три раза, три месяца не платил, отменил гонорар фотографам и создал на нашей базе еще бизнес-общество по распространению.

 

6. Саманта Смит. Артек. 1983

Большие белые бантики оказались слабым местом Саманты. В Америке она их никогда не носила. За право завязать Саманте бант, советские пионерки серьезно боролись и записывались в многодневные очереди.

 

10. Принцесса Диана в России. Июнь 1995

 

11. Арнольд Шварценеггер. Москва. 1988

Тяжеловес Юрий Власов и Арнольд Шварценеггер. Власов был его идолом с 14 лет, благодаря ему Арнольд серьезно занялся тяжелой атлетикой, а затем и атлетической гимнастикой.

 

 

Новые время и люди — новый подход

— Как ты попал в Бостон?

— Дочь — спортсменка, уехала в 17 лет в Бостон и там задержалась. Потом и мы к ней переехали, чтобы она не оставалась одна. Моя жена — девушка героическая: получила орден «За личное мужество» № 1 за спасение школьников, заложников террористов во Владикавказе. Так что у нас в семье два ордена «За личное мужество»: у Наташи за 1988 год, у меня за 1993-й. Наша дочь Майя — художественная гимнастка, спортсменка ЦСКА. Все время соревнования в России и за рубежом, сборы, учеба — урывками между тренировками. Первый раз мы выехали в Америку всей семьей. А наши американские друзья-журналисты потащили нас в спортзал. Майя показала, что она умеет, и ее пригласили работать тренером. Ей дали рабочую визу с правом менять работодателя. Мы уже три года в Америке.

— Как ты оцениваешь ситуацию в профессии фотожурналиста?

— Я не специалист, могу судить только со своей колокольни, исходя из своих корыстных интересов. Я вижу, что начиная с 2008 года покупки в агентствах стремительно падают. С 1 июня отменяется государственная дотация «Почте России», следовательно, возрастет цена подписки на издания, подписчиков станет еще меньше, упадут тиражи, многие закроются, в первую очередь сократится бумажная пресса. Все уходит в Интернет, а там другие расценки, и фотожурналист все меньше и меньше зарабатывает. Появились блогеры с мыльницами и телефонами. У них совсем другие принципы и подход. Снято может быть как угодно, главное — скорость, быстрота появления информации в Интернете, в социальных сетях. Это новая порода людей.

Изменилась подача информации в изданиях. Я смотрю «Бостон Глобэл», там на весь номер может быть два журналистских кадра. В основном это групповые снимки, где все улыбаются и смотрят в объектив. Мне кажется, что все идет естественным путем. Все должно меняться и куда-то двигаться. Тут бессмысленно страдать-горевать, надо подстраиваться и меняться самому. Сейчас все снимают. Мы видим, как на каком-то событии все поднимают вверх руки с «айфонами» и смартфонами и снимают. Но я почему-то думаю, что интерес к журналистской фотографии не исчезнет. Мы видим по-другому, снимаем по-другому. Схваченное мгновение, подсмотренное мгновение, психология взаимоотношений. Надеюсь, это еще интересно людям.

Комментарии

Пока нет. Хотите стать первым?

Похожие статьи

Cистема домашнего кинотеатра Philips Zenit CSS5530: превосходное качество звука и современный беспроводной дизайн
24 декабря 2015
Новости

Cистема домашнего кинотеатра Philips Zenit CSS5530: превосходное качество звука и современный беспроводной дизайн

24 декабря 2015 года. Россия, Москва — Бренд Philips представляет в России систему домашнего кинотеатра Philips Zenit CSS5530. Новинка отличается воспроизведением кристально чистого кинематографического звука, а также сдержанным и элегантным внешним видом. Просмотр фильма в формате Ultra HD или просто беспроводное потоковое воспроизведение музыки с внешнего устройства — модель идеально справится с этими задачами.

Высокие технологии в вашем доме
31 августа 2003
Новости

Высокие технологии в вашем доме

Дальневосточный радиоэлектронный завод «АВЕСТ» — молодое и динамично развивающееся предприятие. ДРЗ «АВЕСТ» был основан в 1993 году на базе КнААПО (Комсомольского-на-Амуре авиационного производственного объединения им. Гагарина) — одного из самых мощных и современных объединений оборонного комплекса России.

Компактный фотоаппарат Nikon Coolpix AW100 с цветом хаки еще умеет и хорошо снимать
30 апреля 2012
Обзоры

Компактный фотоаппарат Nikon Coolpix AW100 с цветом хаки еще умеет и хорошо снимать

Наконец и Nikon выпустил защищенную камеру. Эта модель стала первой представительницей новой линии фотокамер All Weather (AW) семейства COOLPIX. Предназначена эта серия для активных людей, которые занимаются спортом, экстремальным туризмом, водными путешествиями: обычные компакты долго у них не живут. Характеристики защиты вполне обеспечат работоспособность камеры в тяжелых условиях. Она выдержит падение на твердую поверхность с высоты 1,5 метра, погружение под воду на 10 метров в течение 60 минут и съемку на морозе до –10 °C. Объектив камеры защищен твердым стеклом, и дисплей камеры также имеет прочное покрытие.

Fujifilm анонсировала новую компактную камеру XF10 с датчиком APS-C
19 июля 2018
Новости

Fujifilm анонсировала новую компактную камеру XF10 с датчиком APS-C

Корпорация FUJIFILM объявляет о выпуске FUJIFILM XF10 — новой компактной цифровой камеры премиум-класса, оснащенной высококачественным объективом c фиксированным фокусным расстоянием 18,5 мм и диафрагмой F2,8. Камера оснащена матрицей формата APS-C, которая в 14 раз больше матрицы, используемой в стандартных смартфонах. FUJIFILM XF10 имеет все отличительные признаки серии X — простое ручное управление, превосходное качество изображения и универсальные функции.

Непостижимый Александр Китаев и его Петербург
31 марта 2013
Обзоры

Непостижимый Александр Китаев и его Петербург

Выставка Александра Китаева в Центре фотографии имени братьев Люмьер стала настоящим событием в культурной жизни столицы. Китаев — один из ведущих фотографов Петербурга, организатор и куратор многочисленных проектов, а с недавнего времени — историк фотографии. В истории фотографических запечатлений Петербурга от времен Ивана Бианки до наших дней он, бесспорно, занимает свое место созданием неповторимого образа ГОРОДА. Главная и любимая тема Китаева — Петербург — впервые представлена столь масштабно. Экспозиция насчитывает 130 оригинальных авторских работ, созданных на протяжении четверти века.Выставка Александра Китаева в Центре фотографии имени братьев Люмьер стала настоящим событием в культурной жизни столицы. Китаев — один из ведущих фотографов Петербурга, организатор и куратор многочисленных проектов, а с недавнего времени — историк фотографии. В истории фотографических запечатлений Петербурга от времен Ивана Бианки до наших дней он, бесспорно, занимает свое место созданием неповторимого образа ГОРОДА. Главная и любимая тема Китаева — Петербург — впервые представлена столь масштабно. Экспозиция насчитывает 130 оригинальных авторских работ, созданных на протяжении четверти века.

Компания Asus представляет PadFone S – смартфон с поддержкой 4G LTE
30 сентября 2014
Новости

Компания Asus представляет PadFone S – смартфон с поддержкой 4G LTE

Компания Asus представляет PadFone S — инновационный смартфон с поддержкой сотовых сетей 4 поколения LTE-Advanced, беспроводной зарядки стандарта Qi, радиомодулем ближнего поля (NFC) и 13-мегапиксельной камерой PixelMaster.

Обзор беззеркальной камеры Sony A6000
26 августа 2014
Обзоры

Обзор беззеркальной камеры Sony A6000

Sony A6000 появилась совсем недавно, но является самым что ни на есть показательным примером новейшей тенденции удорожания фототехники любительского сегмента, выходя за пределы психологической границы в 1000 долларов. Подъем ценника постарались оправдать всеми возможными способами, оснастив камеру максимумом функций. Встроенный видоискатель невелик, но встроенная в него OLED-матрица демонстрирует полтора миллиона точек. Он оснащен датчиком приближения к глазу, автоматически переключая отображение картинки с дисплея в окуляр.

Эта птичка - не из мобилки! Беззеркальная камера Canon EOS M10 имеет все возможности зеркалки в компактном корпусе
13 октября 2015
Новости

Эта птичка - не из мобилки! Беззеркальная камера Canon EOS M10 имеет все возможности зеркалки в компактном корпусе

Canon представляет новую компактную системную камеру EOS M10, которая объединяет лучшие технологии зеркальных камер в небольшом корпусе. Эта новинка идеально подойдет начинающим фотографам, которым стало недостаточно возможностей смартфона, а также всем, кто любит вести хронику повседневных событий. Новейший процессор обработки изображений Canon DIGIC 6 и датчик с разрешением 18 Мпикс сочетаются в ней с технологией автофокусировки Hybrid CMOS AF II. Все это обеспечивает отзывчивое управление и выдающееся качество фотографий и видео Full HD.

Беззеркальная фотокамера Sony α7R использует новый быстрый интеллектуальный автофокус
16 октября 2013
Новости

Беззеркальная фотокамера Sony α7R использует новый быстрый интеллектуальный автофокус

С нетерпением ожидаемая профессионалами и энтузиастами фотографии, модель α7R от Sony устанавливает интересный новый стандарт формирования цифрового изображения. Являя собой изменившее положение сочетание изобразительной мощи и портативности, эта камера без зеркала заново определяет границы творческих возможностей полнокадровой фотографии в компактной камере со сменными объективами.

LG Electronics наградила лучших участников Селигера-2012 смартфонами LG Optimus
15 июля 2012
Новости

LG Electronics наградила лучших участников Селигера-2012 смартфонами LG Optimus

Компания LG Electronics (LG) в третий раз принимает участие во Всероссийском молодежном форуме «Селигер», где поддерживает участников при помощи современных технологий. LG организовала на Форуме ряд образовательных мастер-классов, на одном из которых участники узнали о новейших тенденциях в области умных телефонов, а также познакомились с новыми смартфонами из серии L-style от LG – LG Optimus L5 и LG Optimus L7.