Я в последнее время стал жалеть людей...

31 декабря 2003

01'2004

Вадим Валентинович Покровский — человек известный. И в широких, и в узких кругах. С 1985 года занимается лечением СПИДа в нашей стране. Может быть, в окружении восхищенных (и немного завистливых) коллег на международном симпозиуме молодой академик РАМН, профессор, доктор медицинских наук Вадим Покровский, блистая эрудицией и светскими манерами, выглядит бодрее. Я же беседовала с очень уставшим, много видевшим и погруженным в нелегкие размышления врачом. Вечером в городской инфекционной больнице №2, в народе именуемой «Соколинка», было безлюдно и от этого как-то не по себе.«Как же ему тяжело...» — эта мысль лейтмотивом проходила через весь наш разговор. Наверное, работа в «зоне привычного отчаяния» не для всех. Надо иметь особый склад натуры, дар. Президент Российской Академии медицинских наук Валентин Иванович Покровский в интервью журналу «Домашняя аптека» обмолвился, что его сын Вадим выбрал профессию эпидемиолога из-за романтики, которой была окутана эта медицинская специальность в советское время. Командировки, расследования, слава победителей опасных инфекций. Господи Боже, да где же тут романтика?

— Вадим Валентинович, вы много времени проводите в командировках. Для исследователя это необходимо?

— Очень интересно проводить эпидемиологические расследования, к тому же ситуация со СПИДом не из приятных: мировые эксперты заговорили о пандемии.

— Почему так много спекуляций вокруг СПИДа?

— СПИД — злокачественное заболевание не только потому, что пока неизлечимо. Оно социально злокачественно. Все недуги общества проецируются на эту болезнь. И поэтому борьба со СПИДом становится разменной картой в самых разных политических играх, к лечению болезни это подчас не имеет отношения. Плюс желание подзаработать на больных. СМИ распускают разный вздор, наиболее часто муссируется мысль о том, что никто никогда не видел вирус ВИЧ. Это не так. Вирус на самом деле детально изучен с помощью электронного микроскопа (в простой микроскоп его, конечно, не увидишь). Не забывайте, что наши больные — это наркозависимые и занятые в сфере сексуального обслуживания, а в искаженном сознании этих людей мифы плодятся невероятно. Это чисто психологический феномен.

ЧЕГО НЕ УВИДИШЬ В ЭЛЕКТРОННЫЙ МИКРОСКОП

— Кому выгодно распускание вздора?

— Есть целый ряд ученых, которые порядком подзабыты и хотят оживить интерес к себе. Беда в том, что интерес к СПИДу несколько извращен. Замалчивание чиновниками здравоохранения реальной картины с распространением ВИЧ-инфекции может привести к катастрофе.

Скандал разразился в ЮАР. Там официальная медицина долго утверждала, что СПИДа нет, и вышло так, что на сегодняшний день более 10 процентов населения инфицированы. В том числе из-за того, что получали неправильную информацию.

Считалось, что СПИД — это болезнь белых гомосексуалистов и что черным она не страшна. Презервативами черное население не пользовалось принципиально, так как считало, что это хитрость государства в демографической политике. Так, мол, власти хотят ограничить рождаемость. И теперь уже Глобальный фонд по борьбе со СПИДом бьет тревогу: ситуация в ЮАР критическая. У нас будет то же самое, хотя меня господин Шевченко постоянно осаживает: мол, вы нагнетаете обстановку.

— Вы как-нибудь боретесь с мифами?

— Конечно, мы пытаемся. Не всегда понятно, с чем именно бороться. Ведь и моим именем могут пользоваться совсем не те люди, так что я предельно осторожен.

— Какова судьба детей, которых заразили СПИДом в больнице в Элисте в 1988 — 1989 годах? Пресса много писала об этой трагедии, я лично беседовала с родителями малышей, и они со слезами на глазах рассказывали, как жестоко к ним отнеслись окружающие. Это было в те времена, когда, казалось, в людях еще оставались и сострадание, и совесть. А что же говорить сегодня...

— Больше половины детей погибли. Часть детей живы, и мы надеемся, что они будут жить. Тогда было гораздо хуже, лекарств вообще никаких не было, сегодня мы имеем препараты, подавляющие ВИЧ.

Вот вы вспомнили 1988 год. Тогда в стране заболели 250 человек, сейчас зарегистрировано 250 тысяч зараженных вирусом иммунодефицита. Об этом широко не говорят.

СИНДРОМ ВЫГОРАНИЯ

— Тяжело вашим врачам работать?

— У врачей развивается так называемый «синдром выгорания». Когда имеешь дело с неизлечимыми больными, по-человечески это очень трудно, потому что умираешь вместе с ними. У многих врачей в начале этого пути развивалась депрессия. В нашей области «синдром выгорания» выражен ярче даже, чем в онкологии.

— Какие на сегодняшний день применяются препараты для лечения СПИДа?

— В основном импортные, транснациональные. 100 миллионов евро вкладывается в один препарат, в его разработку. Сами препараты работают на молекулярном уровне, подавляют ВИЧ. Сейчас применяют четыре препарата, стоимость лечения очень высока — от 7 — 10 тысяч долларов в год.

— Как же снизить эти баснословные цифры?

— СПИД — очень серьезная политическая карта. Вопрос постоянно обсуждается в ООН. Чтобы снизить лечение, нужны переговоры на высоком уровне. Компании-разработчики препаратов не хотят продавать их дешево, им нужно получить хорошую прибыль, чтобы окупить затраты. Есть выход для мирового сообщества — делать фармацевтические копии, они будут дешевле.

Россия считает себя европейской страной, но мы (так считаю не только я) ближе к развивающимся странам. Наше правительство этот факт отрицает, и вот это нежелание примириться с позицией развивающейся страны и получать более дешевые лекарства губительно. Получается, ради неотразимого имиджа наши политики и правители жертвуют жизнями людей.

Я же вижу нашу задачу только так: вылечить как можно большее количество людей. У врачей не должно быть никакой другой позиции.

— Врачи могут влиять на геополитическую ситуацию?

— Не могут. Мы апеллируем к совести, но это перестало работать.

ВСЕ О МОЕЙ МАТЕРИ

— В фильме «Все о моей матери» рассказывается история ребенка, который родился здоровым от матери, больной СПИДом. История предельно театрализована и кажется невероятной. А в жизни можно сохранить ребенка здоровеньким, если мама больна?

— ВИЧ — малозаразное заболевание. Шанс заразиться одному супругу от другого — 35 процентов. Вероятность передачи вируса от матери ребенку — 25 — 50 процентов. Заражение может произойти только во время родов, при попадании крови матери на ребенка.

— А кесарево сечение в подобных ситуациях не помогает?

— Исследования показали, что кесаревы сечения в подобных случаях неэффективны. Спасает только квалификация бригады врачей. Кроме того, эффективной оказалась профилактика. Мать получает препараты перед родами, споры идут вокруг того, в каком количестве они должны применяться.

— Каждая мать имеет право на такую программу?

— Право-то она имеет, но проблема большая, как все это организовать. Надо в роддом доставить эти лекарства. И решить многие другие вопросы.

— Какая беда самая главная? Не идут сдавать анализы, убегают, получив положительный результат?

— И это есть тоже. Большая беда — наркомания. Правда, сейчас мы больше имеем дело не с наркоманами, а с заразившимися половым путем. Ситуация ухудшается, но работать немного легче. Мы смотрим количество вируса — количество вирусных копий на миллилитр «ин витро» методом ПЦР.

— Где находится центр научной мысли в плане разработки лекарств против СПИДа?

— В нашей стране нет такого направления. Новосибирские ученые предложили лекарство (его разработал мой однофамилец Андрей Покровский), но они в самом начале пути. У нас есть фосфазид. Его коммерческое название — никавир («Ника» — победа, «вир» — вирус). Автор его — академик А. А. Раевский (Институт молекулярной биологии РАМН). Хороший препарат.

— В Интернете проскочила информация о том, что пожилой человек заразился СПИДом. Как такое возможно?

— Насчет пожилых людей надо быть осторожным, много существует стимуляторов потенции. Я, будучи студентом, видел дедушку 70 лет, который заразился от соседки сифилисом. Так что дедушки бывают разные.

КАСТРЮЛЯ СО СПИДОМ

— Я уже говорил, что наркотики — зло, напрямую связанное со СПИДом. У нас очень часто опиаты и даже героин продают в растворах. Водные растворы — прекрасная среда для выживания вируса, зелье продают в бутылках из-под колы. Цыгане вообще черпают «дурь» из кастрюль, ребятишки бегают со шприцем и набирают дозу. Вся кастрюля кишит вирусами иммунодефицита.

— Какой ужас... Вы столько знаете плохого, жуткого, как же это отравляет душу...

— Я стал жалеть людей. Слабые они, не могут противостоять соблазну, искушению.

— Вы могли бы стать священником...

— Наши женщины очень жалостливые. Носятся с наркоманами. Хотят разделить их судьбу. И удивляются, что на их жертву последние не реагируют. Какие-то «жены декабристов», а декабристов-то среди наркоманов нет. Таких феноменов — чисто психологических — множество. Вообще в социальном, психологическом, драматургическом плане СПИД не исследован — это же какая-то особенная форма жизни.

— А что это за сенсация под названием «арменикум»?

— Это еще один случай пиара дикого, плохого. Каждый журналист армянского происхождения, пока шла шумиха с «арменикумом», считал своим долгом с пеной у рта доказывать его эффективность. Разве теперь разберешься, кто это делал за деньги, а кто — по глупости? Данные, которые они представили для регистрации препарата в России, оказались недостаточно убедительными. Разрекламированный «арменикум» — это всего лишь препараты йода.

— На чем зиждется недобросовестный пиар?

— Много таких вот «мыльных пузырей». Это проблема вообще ВИЧ-инфекции. Почему? От заражения до первых симптомов иммунодефицита проходит 8 лет. Врачи говорят больному: «Нет смысла вас лечить сейчас, начнем выписывать вам дорогостоящие препараты, когда подойдет срок». Больной реагирует на подобную врачебную тактику по-разному.

Сразу начинать противовирусную терапию нельзя — подобная практика скажется на устойчивости вируса. Международное мировое сообщество договорилось, что начинать лечение нужно с определенных показателей. И вот в достаточно большой период, когда больной остается без лечения, на него набрасываются «обещальщики». А больной, что называется, «готовенький». Так что все альтернативное, что предлагается, — это чистая психотерапия.

Когда же приходит время принимать препараты, подавляющие рост патогенных клеток, все «психотерапевты» испаряются. Мы отметили, что этот процесс цикличен — каждые три года находятся люди, затевают с больными кампанию, потом все остывает, а затем набрасываются на новых больных. На Западе это, кстати, тоже есть.

— Что же делать, чтобы у больных людей не отнимали веру в людей, в жизнь, в медицину?

— Мы стараемся обучить всех наших врачей психологическим знаниям. Психолог, не знающий особенностей течения болезни, нам не поможет. Лучше научить врачей, знающих СПИД. Нам нужны психотерапевты.

ГДЕ ДЕНЬГИ, ГОСПОДА АРТИСТЫ?

— Много известных людей из шоу-бизнеса, например, интересуются СПИДом. Отчасти это связано, видимо, с могущественным «голубым лобби» на Западе. Вам это как-то помогает?

— Меня всегда волнует вопрос: куда деваются деньги, собранные на этих акциях? Мы их не видим, наши больные — тоже.

— У вас есть своя программа, которую вы могли бы положить на стол Президенту России или хотя бы министру здравоохранения господину Шевченко?

— Сейчас необходимо осознать опасность СПИДа для России. Мы находимся в критическом положении. Порядка 1 процента взрослого населения инфицировано ВИЧ — это немало.

— Врачи заболевают СПИДом?

— Для врачей опасно другое. Когда СПИД разрушает иммунитет, больные легко подхватывают туберкулез, герпес, мононуклеоз, цитомегаловирус, грибковые инфекции. Вот эти болезни, против которых нет прививок, к врачам и цепляются. Болеют наши врачи, хоть и платят инфекционистам повышенную зарплату.

— Разъясните, пожалуйста, как правильно реагировать на «положительную» реакцию на СПИД. Известны случаи ложноположительных диагнозов. Можно ли доверять всем лабораториям подряд?

— «Отрицательный» результат означает, что антител к ВИЧ не обнаружено, а «положительный», что они обнаружены. Еще может быть «сомнительный» результат. Это означает, что анализ нужно повторить через 2 месяца.

«Положительные» результаты всегда тщательно перепроверяются с помощью дополнительных методов. После этого люди с «положительным» и «сомнительным» результатом тестов тщательно обследуются врачами, и только после этого может быть поставлен диагноз ВИЧ-инфекции. Без обследования врачом диагноз ВИЧ-инфекция ставить нельзя.

— Куда обращаться за помощью, если несчастье под названием СПИД пришло в жизнь человека?

— Лучше всего обращаться в областной (городской) Центр по профилактике и борьбе со СПИДом.

31 декабря 2003

Комментарии

Пока нет. Хотите стать первым?

Похожие статьи

Люди рока
23 декабря 2003
Обзоры

Люди рока

Юрий ЕНЦОВ литератор, член Международной ассоциации писательских союзов E-mail: yurii_encov@mail.ru Мы знаем из истории, что поэт Сергей Есенин, родом из Рязанской губернии, сам из крестьян, ездил в Европу с Айседорой Дункан, которая была старше его лет на двадцать. Роковая женщина, она ему только жизнь испортила! Спился да повесился.

Можно ли жить с миомой?
27 марта 2007
Обзоры

Можно ли жить с миомой?

По данным отечественной статистики, миома матки есть у каждой пятой женщины, находящейся в так называемом репродуктивном возрасте. То есть ей от 18 до 50 лет. Основная масса этих женщин и не подозревает о наличии у себя опухоли, так как до 70% миом никак клинически себя не проявляют.

Диета от атеросклероза
27 декабря 2004
Обзоры

Диета от атеросклероза

Атеросклероз — болезнь коварная, подкрадывается она незаметно и может поразить любой орган... Как справиться с этим недугом, а еще лучше — предотвратить его? КАК ОН УБИВАЕТ? «Ржавчиной жизни» называют врачи атеросклероз. Атеросклероз (от греч. athera — кaшица и склероз) — это хроническое заболевание, сущность его заключается в изменении сосудистой стенки: в норме она ровная и гладкая, но с течением времени на ней откладывается «лишний» холестерин.

Щитовидка: женская сторона болезни
7 мая 2002
Обзоры

Щитовидка: женская сторона болезни

Больше всего писем пришло от женщин, и это не случайно, их щитовидная железа страдает в 10-17 раз чаще, чем у мужчин. Почему же золушка нашего организма — щитовидная железа — чаще всего не дружит именно со слабым полом? В длинной цепочке причин заболевания на первом месте стоят нарушения гормонального фона, на втором — стрессы, депрессии, психические травмы.

А кто его знает, чего он моргает?
23 декабря 2003
Обзоры

А кто его знает, чего он моргает?

Сергей КЛЮЧНИКОВ психотерапевт, академик Российской академии естественных наук. Записаться в Центр практической психологии С. Ю. Ключникова на его тренинги, индивидуальные консультации и сеансы, а также заказать его книги можно по контактным телефонам: (095) 173-07-12, 267-73-09 E-mail: kluch@tsr.ru www.

Век обнявшись не просидишь...
23 декабря 2003
Обзоры

Век обнявшись не просидишь...

Наталья СОКОЛОВА практический психолог. «Меньше всего любви достается нашим самым любимым людям...» А. Дольский. Растишь ребенка, воспитываешь, часто думаешь: скорее бы вырос. Но когда дети вырастают, возникают другие проблемы. Мы нередко замечаем, что уже не мы, а наши дети начинают нас воспитывать.

Тонометр - друг гипертоника
27 декабря 2004
Обзоры

Тонометр - друг гипертоника

Подбор лекарств — дело врача. От пациента требуется понимание необходимости лечения, соблюдение рекомендаций врача и, главное, постоянный самоконтроль. Каждый пациент, страдающий гипертонией, должен регулярно измерять и записывать свое давление, вести дневник самочувствия. Это поможет доктору оценить эффективность лечения, адекватно подобрать дозу препарата, оценить риск возможных осложнений и эффективно предотвратить их.

Как избавиться от токсинов и шлаков?
23 мая 2005
Обзоры

Как избавиться от токсинов и шлаков?

Современная экология — притча во языцех. Еда некачественная, воздух грязный, вода с превышением ПДК, отсутствие физической нагрузки, психологические стрессы — все вместе или порознь отравляет нашу жизнь настолько, что остается только удивляться, как нам удается жить в 2 — 3 раза дольше, чем в начале тысячелетия?! Но, несмотря на такой прогресс, ученые считают, что средняя длительность жизни человека могла бы достичь 150 и даже 200 лет, если бы не накопление в организме токсинов и шлаков.

Лечим позвоночник и диабет в Друскининкай
31 августа 2004
Новости

Лечим позвоночник и диабет в Друскининкай

23'2004 С 1837 года на правом берегу реки Неман среди зелени сосновых боров стоит город Друскининкай — лучший европейский курорт бальнеологии. Он находится на юге Литвы, недалеко от польской и белорусской границ, примерно в 130 км от Вильнюса и Каунаса. В доисторическое время здесь было морское побережье, и морские соли, которые тысячелетиями откладывались в геологических пластах, целебными элементами до сих пор обогащают подземные воды и родники вокруг Друскининкай.

ЛАКАЛЮТ - лучше, чем инструмент стоматолога!
1 ноября 2004
Новости

ЛАКАЛЮТ - лучше, чем инструмент стоматолога!

Поэтому в настоящее время со стороны стоматологов все больше внимания уделяется лечебно-профилактическим средствам гигиены полости рта. Профессиональные врачи, а также провизоры в аптеках, всегда окажут существенную помощь в выборе качественной зубной пасты, эффективность которой доказана научно. К таким средствам принадлежит и стоматологическая серия «Лакалют», производимая в Германии и предлагающая широкий спектр продуктов для лечения и профилактики различных заболеваний полости рта.