Помогите ребенку забыть этот кошмар

Ехала я недавно в автобусе. У кого-то на дороге лопнула с характерным треском шина. Вздрогнули все, а у одной женщины началась самая настоящая истерика. Ее отпаивали водой, что-то говорили, девочка протянула мороженое, а пассажирка все не могла успокоиться...

Может, это крайний случай. Однако почему мы внутренне напрягаемся при каждой непредвиденной остановке поезда в метро, со страхом отпускаем детей в школу, сдаем билеты на самолет? Ответ на поверхности: жизнь такая пошла, она не щадит нас, и событий последних месяцев может с лихвой хватить на то, чтобы испугаться по-настоящему. Катастрофы, военные действия, межнациональные конфликты, взрывы, теракты, утрата близких людей... И ловишь себя на мысли о том, что вполне можешь оказаться на месте четырехсот заложников бесланской школы.

Об этом трагическом событии, так же как и о взрывах домов в Москве, терактах в московском метро и на улицах города, сказано и показано на каналах ТВ уже очень много. Но проблемы остались. И одна из самых основных — психологическая реабилитация детей, переживших трагедию. Сегодня мы вместе со специалистами-психологами поговорим о том, как победить стресс, как помочь детям преодолеть страх и какой опыт можно извлечь на будущее.

ПОИГРАЕТ И ЗАБУДЕТ?

Кое-кто берет на себя смелость утверждать, что в психологической реабилитации нуждаются в основном взрослые. А дети? Они, мол, уже через полчаса включаются в игры и забывают обо всем на свете. Так ли это на самом деле и существуют ли особенности реакции детской психики на ЧС (чрезвычайную ситуацию)?

Я обращаюсь с просьбой высказать свое мнение по этому и другим актуальным вопросам к Юлии БЕЛОВОЙ — детскому психологу, ведущему специалисту Психологического центра на Пятницкой.

– Это утверждение в корне неправильно. Психологическая память у детей присутствует так же, как и у взрослых. Просто ребятишки инстинктивно вытесняют из своих воспоминаний драматические для них ситуации.

Одна из основных особенностей детской реакции на стресс — самореабилитация. Если у ребенка психика достаточно здорова, то он довольно быстро начнет любым способом выводить себя из стресса самостоятельно. Например, будет много говорить на тему случившегося с ним, проигрывать с родными эту ситуацию, изображать на бумаге. Стоит заметить, что чем младше ребенок, тем ярче проявляется эта особенность. Дети постарше, подверженные влиянию социальных условностей, менее склонны к такому выплескиванию отрицательных эмоций.

Еще одна из характерных особенностей реакции ребенка на стресс — аутизация. То есть уход от действительности.

«Окружающий мир опасен. Я не хочу выходить туда», — ребенок инстинктивно делает такие выводы и прячется в своей скорлупе. В отличие от взрослых, дети более эмоциональны, у них не так развито эго, поэтому им сложнее рационально осмыслить ситуацию. В результате — уход от внешнего мира.

– По каким признакам родители могут определить это состояние ребенка, ведь некоторые дети по жизни тихони, не склонные выплескивать эмоции наружу? Сидит себе играет, читает. Не буянит. Значит, все в порядке?

– Действительно, ребенок может продолжать играть в любимые игрушки, общаться с окружающими людьми, однако он становится менее эмоциональным. Во время игры или беседы он как бы не слышит своего сверстника и практически не смотрит в глаза, а почти все свободное время посвящает рисованию каких-то бессмысленных палочек. Бессмысленные повторяющиеся действия должны насторожить родителей.

«ЗАЧЕМ Я ПОШЕЛ В ЭТУ ШКОЛУ...»

Беседуя с психологом, невольно мысленно возвращаюсь к судьбам детей, пострадавших в Беслане. Очень хочется надеяться, что процесс самореабилитации у них не затянется. Однако прошло уже немало времени, но почти все дети, независимо от возраста, до сих пор повторяют в беседах с врачами, родственниками и журналистами схожие по смыслу фразы. «Зачем я пошел в эту школу?» — то и дело задает вопрос четырехлетний мальчик. Две подруги-старшеклассницы сокрушаются: «Собирались по дороге зайти в магазин, а потом передумали и побежали в школу. А ведь могли опоздать и не попали бы туда».

Просто — туда. У приехавших из Беслана это слово не требует объяснений. «Даже не верится, что половины класса нет на свете. К тому месту я больше на десять метров не подойду», — это слова десятилетнего Георгия. Бесконечное проигрывание трагической ситуации психологически объяснимо. Ведь раны — как физические, так и душевные — быстро не затягиваются. И все же при столь болезненной травме существует опасность перехода острой формы стресса в хроническую. Возникает так называемое посттравматическое расстройство.

Учеными-психиатрами были проведены исследования здоровья детей, переживших травматические для психики события (природные катастрофы, техногенные аварии, теракты). Было показано, что травматические реакции у детей в первый период после бедствия проходили несколько этапов.

1. Шоковый этап. У ребенка присутствует чувство растерянности, беспомощность, паническое состояние. Он не может никак осмыслить случившееся.

2. Этап воспоминания — происходит оценка происшедшего, отрицание случившегося, увеличивается тревожность, панические состояния.

3. Посттравматический этап. На этом этапе наблюдаются фобии (страх потери близких, страх расставания, страх смерти); симптомы психосоматического происхождения (энурез, судорожные состояния, нарушение сна, головные боли); аффективные расстройства (депрессия, заниженная самооценка, чувство вины).

Например, около 40% детей, ставших свидетелями разрушения плотины в заливе Буффало в 1979 году, проявляли симптомы посттравматического стрессового расстройства через 2 года после катастрофы (K. Е. Fletcher, 1996). Примерно у 30% детей, находившихся в эпицентре урагана Эндрю, обнаружились симптомы тяжелого посттравматического стрессового расстройства. Приблизительно у 12% детей сохранялись эти симптомы спустя примерно год после катастрофы. Особенно устойчивыми оказались повторные переживания и образные воссоздания картины произошедшего (La Greca, Silverman, Vernberg & Prinstein, 1996).

Конечно, реакция и реабилитация ребенка во многом зависят от его индивидуальных особенностей. У разных детей существуют разные пороги чувствительности к травмам. И все же специалистами выработана определенная терапия, помогающая детям справиться со своими чувствами и реакциями после пережитого стресса.

КАКАЯ ПОМОЩЬ ТРЕБУЕТСЯ ДЕТЯМ?

Здесь мы будем говорить не только про помощь специалистов. Ведь рядом с детьми еще находятся родственники пострадавших. И не надо забывать, что взрослые при этом сами испытывают жуткий стресс и огромное эмоциональное напряжение. Как при этом максимально смягчить психологическую травму ребенка?

Я опять прошу помочь мне ответить на этот вопрос мою собеседницу Юлию Белову.

– В первый этап травматической реакции, когда все еще слишком остро, ребенку необходим теплый эмоциональный контакт, не нужно расспрашивать его о пережитом, воспоминания для него слишком болезненны. Важно создать для ребенка психологическую атмосферу безопасности. С этой целью первое, что может сделать любой родитель, – дать почувствовать, что он рядом. Разговор, телесный контакт, ощущение тепла. Пусть даже не будет слов, но любое прикосновение дает ребенку чувство защищенности.

Во-вторых, очень важно не начинать искать виновных в происшедшем.

Ведь и так у оставшихся в живых после таких драм очень долгое время присутствует чувство вины: «Зачем я попросил бабушку с братиком пойти со мной в школу? Они бы сейчас жили. И вообще, если бы не первое сентября, все было бы хорошо». Важно в разговоре не поднимать этих тем и переключать ребенка на другие мысли.

Однако преуменьшение опасности лишь усилит беспокойство ребенка.

Дети очень четко воспринимают и понимают реакцию своих родителей. Поэтому родителям просто необходимо делиться с детьми мыслями, которые беспокоят их. «Да, мне тоже тяжело, больно, я ужасно переживаю, но я с тобой, и мы вместе справимся». Не надо говорить, что все хорошо. Такая установка ставит стену между ребенком и родителем. Малыш начитает ощущать повышенное чувство одиночества, вины. «Всем хорошо, значит, мне одному так плохо?». Ребенок закрывается, что мешает дальнейшему выводу из стресса.

ЕСЛИ ПРОБЛЕМА ЗАТЯНУЛАСЬ...

До этого мы говорили о первых днях, неделях после пережитого, однако очень часто душевные переживания в силу индивидуальных, возрастных особенностей и внешних факторов перерастают в глубокий стресс. И тогда без помощи специалистов просто не обойтись.

– Действительно, очень важно выявить признаки посттравматического расстройства (ПСТР). Если проходит больше месяца, а ребенок все продолжает мучиться воспоминаниями, проигрывает ситуацию заново, его преследуют страхи, он становится аутичным, то ему необходима срочная помощь.

Еще одно из проявлений хронической формы стресса — психосоматические расстройства. То есть ребенок начинает болеть. Это может быть и обыкновенная простуда, но иногда проявляются и более серьезные заболевания — сердечные, желудочные.

При такой отсроченной реакции задача психолога — помочь детям избавиться от страхов.

– Психологи настаивают на обсуждении трагических событий с целью вывести эти страхи из подсознания. Многие дети, побывавшие в чрезвычайной ситуации, говорят буквально следующую фразу: «Мне неохота вспоминать». Не может ли погружение в воспоминания нанести вред?

– Известно, что сам по себе факт вербализации переживаний и страхов (переложение их в словесную форму) оказывает терапевтическое воздействие. Но опять-таки очень важно, чтобы ребенок сам захотел рассказать о своих страхах, а это произойдет лишь при условии полного доверия к психотерапевту. Когда он осознает, что ему там, внутри, тяжелее держать эти переживания, нежели выплеснуть наружу, тогда можно приступать к разговору, а впоследствии — к работе с самими переживаниями.

«МАМА, ВЫКЛЮЧИ ТЕЛЕВИЗОР!»

– Террористический акт — это чрезвычайная ситуация, оказывающая сильное травмирующее действие на состояние психики. А если человек узнал о случившемся опосредованно, например, через средства массовой информации? Как рассказывают многие родители, после захвата заложников в Беслане дети, живущие далеко от тех мест, испытывают беспокойство и тревогу. Появился даже такой термин — вторичные жертвы катастроф.

Вот конкретный случай: «После захвата заложников в Беслане моя 9-летняя дочь никак не может прийти в себя. Увиденное по телевизору оказало на нее сильное воздействие. Она стала замкнутой, равнодушной к играм, отказывается идти в школу. Я хотела поговорить с ней, чтобы разобраться, чего именно она так боится, но муж считает, что лучше не напоминать ей об увиденном. Он считает, что лучше отвлекать ее, и постепенно девочка все забудет. Кто из нас прав?»

– Конечно, ребенок видит, что происходит вокруг него, и скрывать информацию от него бессмысленно. Ребенок ходит в школу, слышит разговоры, смотрит телевизор, переживает все увиденное и услышанное. И я не скажу, что это хорошо, но это естественно. Если это продолжается, скажем, неделю-две, то это нормально. Опять-таки важны сроки, в течение которых продолжаются детские страхи и волнения.

Здесь достаточно родительского участия, чтобы пережить стресс. Нужно показать, что вы понимаете ребенка, понимаете его чувства, переживания. Если эти реакции затягиваются и ребенок продолжает не спать по ночам и боится ходить в школу, то здесь, конечно, нужна помощь психолога. Ведь зачастую такая реакция спровоцирована не столько увиденным, сколько уже существующими внутренними страхами. И если не будет специалистом оказана своевременная помощь, то проблема уйдет вглубь.

ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ

Время лечит. Общение с близкими внимательными людьми тоже. Пришло время поговорить о приемах и методах реабилитации детей. Специалисты предлагают различные варианты. Рисование страха. Сочинение рассказа на тему страха. Использование игры и инсценировок. Гештальттерапия (ребенок рассказывает психологу, что ему приснилось, а психолог просит показать, что снилось, с помощью движений, действий, игрушек, масок, пластилина). Так или иначе, все методики направлены на то, чтобы ребенок начал спокойно относиться к своему страху, увидел его со стороны, «потрогал» его как нечто реальное.

Находясь в гостях у специалистов Психологического центра на Пятницкой, конечно же, интересуюсь у Юлии, какие основные методики она использует в своей работе.

– Конечно же, все зависит от возраста и от конкретного страха. И все-таки наиболее часто использую рисунок. Для малышей это вообще очень привычное и органичное занятие. Со старшими детьми немного сложнее, они могут отказаться что-то изобразить: «Я не умею, у меня не получится». И все же при налаженном контакте подростки тоже отзываются на такую проработку страха. Ребенок изображает то, чего он боится, он может делать это неоднократно, добавляя при этом в рисунок другие краски, меняя его, делая все более оптимистичным. В конце концов страх перестает его пугать.

Кроме рисунка это могут быть лепка и кукольная драматизация. Эти занятия удобны тем, что дети проигрывают одну и ту же ситуацию несколько раз. Это помогает ребенку снимать эмоциональное напряжение и дает возможность менять ситуацию, проигрывать ее вместе с героями и приходить к оптимистичному финалу.

Самое главное – начиная с первого занятия, предоставить ребенку самому выразить свой страх на бумаге или в игре. Он выбирает те краски, те игрушки, которые в данный момент наиболее отражают его внутреннее состояние. Например, ребенок сам определяет игрушку, которая похожа на его страх в темноте. Его страх становится определенным, он держит его в руках. Моя же задача – контролировать ситуацию, чтобы снять якорь с его прошлого. Ну и, конечно же, требуется постоянное вербальное общение, беседы. Только при установлении доверительного контакта все терапевтические меры будут наиболее эффективны.

В заключение хочется сказать, что любая помощь оказывается эффективной, если она своевременна. Если у вас возникают сомнения, идти к психиатру с ребенком или нет, то лучше перестраховаться и сходить, чем постесняться это сделать и потом лечить уже хроническое расстройство.

Беседовала Анна ЖУКОВА

Юлия БЕЛОВА

Комментарии

Пока нет. Хотите стать первым?

Похожие статьи

В нашей воде - вся таблица Менделеева...
23 мая 2005
Обзоры

В нашей воде - вся таблица Менделеева...

Как-то на работе мы обедали с одной приятельницей, и я, видимо, несколько дольше, чем того требуют приличия, задержала взгляд на ее... зубах. Она, несколько смутившись, опередила мой вопрос. «Флюороз, — сказала она. — Это у меня с детства, в нашей воде слишком много фтора». Ее слова заставили задуматься.

Как избавиться от токсинов и шлаков?
23 мая 2005
Обзоры

Как избавиться от токсинов и шлаков?

Современная экология — притча во языцех. Еда некачественная, воздух грязный, вода с превышением ПДК, отсутствие физической нагрузки, психологические стрессы — все вместе или порознь отравляет нашу жизнь настолько, что остается только удивляться, как нам удается жить в 2 — 3 раза дольше, чем в начале тысячелетия?! Но, несмотря на такой прогресс, ученые считают, что средняя длительность жизни человека могла бы достичь 150 и даже 200 лет, если бы не накопление в организме токсинов и шлаков.

Аллергетиков уже треть человечества
7 мая 2002
Обзоры

Аллергетиков уже треть человечества

Что же такое аллергия? Аллергия («allos» — иной, «ergou» — действую) — это повышенная чувствительность организма к различным веществам, находящимся во внешней среде, в данном случае к пыльце. Определенная категория людей имеет наследственную предрасположенность иммунной системы чрезмерно на нее реагировать.

Манипуляция - для пользы дела?
20 июля 2002
Обзоры

Манипуляция - для пользы дела?

В прошлом выпуске нашей рубрики («Семейная психология», №12, 2002) мы затронули проблему манипулирования в общении. Благодарим всех, написавших нам. А особенно тех, кто поделился своей историей. Одна из таких историй, рассказанная Натальей, послужила продолжением темы психоманипуляций. И если в прошлый раз мы рассматривали процесс манипулирования с точки зрения жертвы, то теперь настала очередь манипулятора.

В медполку новобранец — Айболит для мальчишек
28 октября 2003
Обзоры

В медполку новобранец — Айболит для мальчишек

ИЗ ПРОЕКТА РЕШЕНИЯ Совета по кадровой политике при министре здравоохранения Российской Федерации: «В настоящее время частота заболеваний органов мочевыделительной системы продолжает расти. Суммарная доля репродуктивно угрожаемых мальчиков и юношей-подростков составляет 58,3%, из которых 21,2% нуждаются в специализированной хирургической (андрологической) помощи.

«Мы живем в воздушном замке!» Или последнее слово о «гражданском браке»
23 декабря 2003
Обзоры

«Мы живем в воздушном замке!» Или последнее слово о «гражданском браке»

Николай НАРИЦЫН врач-психотерапевт, психоаналитик http://www.naritsyn.ru ...Несмотря на то, что не однажды приходилось обращаться к теме регистрации и «нерегистрации» браков, все равно приходит огромное количество писем с вопросами на эту тему. Причем с вопросами самыми разными: от возмущений типа «Неужели вы называете браком только брак со штампом?!» до изложения весьма неоднозначных проблем, начинающихся словами «мы живем в гражданском браке».

Стартовал фотоконкурс «Волшебный свет пейзажа»
26 ноября 2017
Новости

Стартовал фотоконкурс «Волшебный свет пейзажа»

Открылся прием работ на фотоконкурс «Волшебный свет пейзажа», посвященный пейзажной фотографии. Конкурс проводится порталом www.fotosky.ru совместно с фотографом Даниилом Коржоновым и компанией Nikon. Мы начинает цикл пейзажных конкурсов, посвященных разным аспектам этого увлекательного жанра. Начинаем с главного: с пейзажного освещения, которое дарит нам природа.Темы последующих конкурсов будут не менее интересными и важными. Кураторами наших конкурсов будут лучшие молодые фотографы России, заявившие о себе в крупных международных фотоконкурсах. Партнеры нынешнего конкурса: компания Stadler Form и Transcend, а также интернет-магазин «Фотогора», которые предоставили призы за лучшие работы.

Если "все печенки проели"
20 мая 2004
Обзоры

Если "все печенки проели"

Желчные камни находили еще в древнеегипетских мумиях, а в Древней Руси изгнанные растительными средствами камни использовались как украшение. В XV в. Леонардо да Винчи описал изменения, напоминающие цирроз печени. Вовлечение печени в удовлетворение человеческих пороков поклонниками Бахуса описали в ХVI в.

Опять ангина! Удалять ли миндалины?
1 ноября 2004
Обзоры

Опять ангина! Удалять ли миндалины?

Ангина! «Как много в этом слове для сердца русского слилось! Как много в нем отозвалось!» Но отозвалось самым неприятным образом: сильнейшей болью в горле, температурой под 40°С, дикой слабостью, невозможностью сказать «мама». АНГИНА — ЭТО ВОСПАЛЕНИЕ ГЛАНД Итак, ангина — это общее инфекционное заболевание, имеющее яркие местные проявления (покраснение, налеты, боль в горле) и общие симптомы интоксикации (слабость, повышенная температура тела, озноб, потеря аппетита).

Любовь и брак в зеркале конкуренции
1 ноября 2004
Обзоры

Любовь и брак в зеркале конкуренции

«В БОРЬБЕ ОБРЕТЕШЬ ТЫ ПРАВО СВОЕ!» Был когда-то в стародавние времена такой лозунг у одной из российских политических партий. Про эту партию эсеров, как и про ее лозунг, нынче мало кто вспоминает. Однако смысл этого воззвания никак не устарел. Отдаем мы себе отчет или нет, но вся жизнь человеческая, по сути, борьба.