Исповидь матери: как "удочерить" дочь?

Я слушал эту женщину, и разные, самые противоречивые чувства попеременно, а то и скопом, одолевали меня. Жалость, злость, восхищение, негодование...

Сельская, затем столичная (территорию деревни захватили многоэтажки Москвы), замуж вышла рано, как и принято в российских селениях. Родила сына, через четыре года — дочь. И если с сыном особых проблем не было — с младенческих времен был спокойным, ни на что особо не претендующим, то дочь...

Еще до своего рождения требовала от матери принятия ею пищи непременно каждые два часа. Иначе обморок, причем обязательный. Появившись на свет («В мае, — моя собеседница вздохнула, — это был первый звонок. Ох, и намаялась я с нею...»), своего кормления требовала с той же пунктуальностью.

Уже в детском саду выявились основные, наиболее характерные черты натуры: неуемная живость, самостоятельность, стремление к лидерству, доброта и доверчивость. В четыре года, гуляя под присмотром брата по двору, вдруг исчезла из поля зрения. Прокатившаяся совсем недавно волна изнасилований малолетних (одно из них — по соседству) наводила на мать леденящий ужас. И только спустя шесть (!) часов (об исчезновении маленькой девочки уже знала вся правоохранительная Москва) явилась домой, спокойно заявив: была на дне рождения у десятилетней Кати, познакомились во дворе.

Не красавица, еще с детсадовских времен имела дар внутренний какой-то обворожительности. Пять классов школы училась отлично. Но к этому времени мама, дворник в ЖЭКе, чтобы быть поближе к дочери, нашла другую работу — более престижную и более прибыльную. Правда, режим не очень подходящий: сутки на работе, двое дома. Чем и не замедлила воспользоваться дочь.

Постепенно исчезли отличные отметки, домой могла прийти и в девять, и в десять вечера, запахло табаком. Муж (рабочий, не пьет, не курит), обожавший дочь с рождения, от участия в контроле за воспитанием отказался категорически, заявив твердо и безапелляционно: «Меня не трогайте. Я зарабатываю деньги на семью, устаю. Мне нужен покой».

Последним фактом, окончательно раскрывшим матери глаза на жестокую правду из жизни ее дочери, был день, когда на очередной звонок из школы ей на работу «Вашей дочери нет на уроках», она к одиннадцати утра приехала домой с неожиданной проверкой. Дочь была в постели... со старшеклассником.

Был шумный скандал, а спустя два месяца дочь в первый раз исчезла из дома на три дня. Появившись, отказалась от любых объяснений вообще. А вскоре в дверь квартиры позвонила компания молодых людей, заявившая, что дочь должна им пятьсот рублей.

– Я отдала им деньги. Но поняла: это конец, дальше будет только хуже. Дочь с трудом окончила восемь классов. Подала документы в училище, но вскоре их пришлось забрать, на занятия она практически не ходила. Я и сейчас без содрогания не могу вспоминать тот период своей жизни.

Со своей бедой я осталась один на один — сын был уже в армии, а муж фактически лишь ночевал дома. Господи, как же стало страшно! Ведь дочь теперь в открытую периодически уходила из дома и на месяц, и на два, и на три. В основном торговала с лотков вместе с кавказцами. Иногда на три — четыре дня появлялась, да не одна, а с какими-то сомнительными личностями. По моим наблюдениям, и наркотики употребляла, курила «травку». Я ей перечить опасалась, боялась совсем от дома отвадить, а она ни на какие контакты со мной не шла. Поверите ли, мне жить не хотелось. Пару раз даже начинала писать прощальные записки. Но потом очнусь и говорю себе: «Терпи, ты уйдешь из жизни — и она не выживет, ты ее родила — ты за нее и в ответе, сразу не уследила — ищи теперь подходы».

Но это легко сказать себе «ищи», а как, где искать эти подходы?

За время этой моей беды я научилась по-иному думать. Анализировать, размышлять, чтобы правильно понимать дочь, мотивы ее поведения. Я вспомнила, как заведующая детским садом, с которой и сейчас у меня очень дружеские отношения, как личность ставила ее гораздо выше многих детей в группе. Постоянно советовала уделять ребенку особо пристальное внимание. Не дошла тогда до меня истинная ценность этих советов...

Ведь вплоть до шестого класса она никаких особых поводов для беспокойства не давала. Все на лету схватывала! На домашние задания, как я вспоминаю, времени тратила самый минимум. И, наверное, привыкла, особых трудов не прилагая, учиться легко и приятно. А потом пошли более серьезные предметы, требовавшие и более серьезного отношения к ним, и тот принцип, вероятно, начал давать сбой. Да тут еще я работу поменяла. Ее возможности в постижении жизни резко увеличились. Она начала постигать, «благо» к этому времени школа, сам процесс учебы совсем перестали ее интересовать. А интерес к жизни остался, причем огромный.

Сколько я ночей глаз не сомкнула, осознавая все это, не сосчитать. И поняла: если теперь, хотя и с большим опозданием, не сумею ее заставить полюбить меня, а не всю ту грязь, среди которой она оказалась, смерть ее, на данном этапе моральная, рано или поздно убьет и меня. А моя погибель не идет ни в какое сравнение с ее. А значит, сдаваться я не имею права, надо бороться за ее жизнь, пока сама жива.

Прежде всего уволилась с той интересной работы, оторвавшей меня от ребенка. На первый взгляд зачем эта жертва? Ведь теперь такой острой необходимости в моем постоянном присутствии дома вроде бы не стало: дочь в семье появлялась редко, ненадолго, а то и с кем-либо. Но, наверное, несчастье сделало меня мудрее: в первой же беседе с дочерью я сказала ей, что поступила так не из-за нее, а для нее. Чтобы она всегда, когда придет домой, пусть и неожиданно, видела, что ее здесь ждут в любое время, любят и готовы заботиться о ней.

Вы думаете, она как-то отреагировала? Ничуть! Ни словом, ни жестом! Но меня уже было не обмануть, я почувствовала — запал ей этот разговор в душу. И в следующее свое появление она встретила все такой же ровный, очень благожелательный прием, вкусную еду, чистую одежду, постель. И в следующее...

В разговорах с ней у меня из оборота совершенно исчезла привычка повышать голос, допускать раздражительные интонации. Я научила себя не стесняться проявлений любви к ней в словах и жестах. Что оказалось, кстати, совсем непростым делом. Но я не подстраивалась под нее и не заискивала, как бы осознав свой прежний грех и вымаливая теперь прощение. Просто я очень, очень хотела стать ей, пусть и с запозданием, но настоящей матерью.

К сожалению, все мои усилия видимого результата не приносили. Дочь ласковей не становилась, «в матери» к себе не допускала. А сколько слез я из-за этого пролила в одиночестве, и днем, и ночью — одна я знаю.

Наконец, спустя несколько месяцев заметила я какие-то перемены. Дочь стала чаще звонить по телефону, предупреждая, что придет, спрашивать об отце, о службе брата. А то и не надо ли чего подвезти из продуктов. Раньше таких вопросов она никогда не задавала, и я уж было обрадовалась. И напрасно. Она, правда, перестала приводить в дом этих своих мерзких знакомых, но такой же холодной и отстраненной, как и прежде, продолжала оставаться. И я подумала, что вряд ли она, пусть неосознанно, таким образом мстит мне (и подобные мысли приходили в голову) за эту свою теперешнюю жизнь — без матери, по чужим углам. Я видела, она начала понимать, что живет не так, но гордость и упрямство не позволяют окончательно признаться в этом даже самой себе.

И вы знаете, помог случай, пусть и не самый лучший, но надо пользоваться любым, согласитесь. Позвонила ее подруга и по секрету сказала, что дочь в больнице на аборте, что у нее там сложности, так как срок большой. Это в пятнадцать-то лет!

Я двое суток не отходила от нее. А когда кризис миновал, вот тогда-то дочка моя и оттаяла. Как будто какая-то перегородка в ней рухнула, и наконец-то плакала я не одна, а мы обе, обнимая и утешая друг друга. И оказалось, что все мои усилия и выдержка за эти годы не пропали даром. Все она видела и все понимала, но вот норов... «Мама, — сквозь слезы говорила она мне, — я не хочу так делать, а у меня получается...».

– Ну что вспоминать, — то ли всхлипнув, то ли вздохнув, перевела дух сидящая напротив меня рассказчица. — После больницы жизнь наша пошла совсем по-другому. Дочь с моей помощью устроилась на серьезную работу, через год встретила там очень хорошего парня, только что вернувшегося из армии. А еще через какое-то время они пришли ко мне вдвоем и сказали, что хотели бы жить вместе, отдельно, в его однокомнатной квартире, если я не возражаю.

Да разве могла я забыть о том, что девочка моя по возрасту фактически еще ребенок. Что то, о чем они меня уведомляют, по сути, аморально, хоть так погляди, хоть эдак. Но также не могла забыть я и тот ад, через который уже успела пройти дочь, ту «школу жизни», из которой или не выходят совсем, или выходят отнюдь не детьми. И потом — самое главное! — я поняла, что это не просто уведомление об их решении, приход этот действительно просьба дозволить им жить вместе, не осуждая и любя обоих. Конечно же, я согласилась. А в этом году они расписались, и в начале следующего я наконец-то, кажется, стану бабушкой.

Оба говорят, что своим счастьем обязаны мне, а я всегда буду помнить, что сама, пусть и не намеренно, чуть не погубила дочь. Никогда, наверное, многие родители это понимают, нельзя допускать небрежность в отношениях со своими детьми. Но, если уж сплоховал, если уж беда приключилась, не опускать рук. Набраться терпения, хорошо осознавая, что времени может пройти очень много. У меня это заняло три года каждодневных страданий. И только любовь и фанатичная даже где-то вера в благополучный исход помогли вернуться к жизни. Нам обеим...

ПОСЛЕСЛОВИЕ

В принципе, это обыкновенная история: не оценив или не найдя в семье душевный уют, стремясь утвердить себя, ребенок ищет другую жизнь вне дома. Порой вот в таких крайних формах. Впрочем, бывают и более жестокие примеры, с другим финалом. Даже, можно сказать, именно несчастливых финалов мы знаем больше: они как-то чаще на слуху.

Необычно в этой истории лишь вот это — то, каким способом мать боролась за возвращение дочери и как она сумела заставить свою дочь, по ее выражению, заново полюбить себя.

Когда я после разговора с этой женщиной уходил, она протянула мне руку, и я ее пожал. А надо бы — поцеловать. И честное слово, до сих пор жалею, что постеснялся этого своего порыва. Ведь найти единственно правильное решение — любовь, даже покаянную любовь, на такую мудрость способна далеко не каждая мать. А эту мне так и хочется назвать матерью-героиней. Три года не пассивного выжидания, а вполне осознанной осторожной и нежной любви к дочери без всякой надежды на видимый результат. Три года тайных страданий, а готова была и всю жизнь. Все это дорогого стоит. Увы, но аргументы типа «Я тебя родила», «Я тебя вырастила» в подобных конфликтах, наверное, используются гораздо чаще. Количество беспризорных детей на наших улицах — горестное тому подтверждение.

Утвердившееся в последние пятнадцать — двадцать лет в нашем обществе стремление к независимости, а значит, и к самостоятельности, явление положительное само по себе, обошлось всем нам дорогой ценой: в нашем общении друг с другом появилось отчуждение. Не то, чтобы нам стало наплевать, если у соседа горит дача, но вот что мы не особенно долго будем расстраиваться по этому поводу, это уж точно. И отметки наших детей в школе, и их круг знакомых во дворе — активная борьба за это в далеком прошлом. Очень немногие родители смогут назвать поименно учителей детей в школе, не задумываясь вспомнить дату последнего посещения классного собрания.

Наши дети, эти маленькие взрослые, отчуждающему фактору подвержены более нас. Если их проблемы стали нас заботить меньше, то и мы, родители, интересуем их все меньше. Вот тогда-то и возникает эта дилемма: а возьмут ли нас, спохватившихся, наши дети к себе в родители? И, главное, окажемся ли мы этого достойны?

Комментарии

Инна
04.02.2009
0
Пока читала статью сердце щемило и лились слёзы, почему, моя мама не пойдёт мне навстречу, я иду, а меня отвергают, жизнь теряет смысл, но я борюсь, чтобы не сломаться, ради неё. И прошу у Бога сил и веры, иначе не выжить...
Студент и сын (25 лет.)
24.11.2009
0
"Все она видела и все понимала, но вот норов... «Мама, — сквозь слезы говорила она мне, — я не хочу так делать, а у меня получается...»"
Эгоистка она!
Какой там "норов"?
Как можно так с матерью?!

Похожие статьи

Массажер Beurer FM 250 Vital Legs EMS - простимулируйте ножки
17 июня 2019
Новости

Массажер Beurer FM 250 Vital Legs EMS - простимулируйте ножки

Новый массажер для ног Beurer FM 250 Vital Legs EMS способствует улучшению кровообращения, избавляет от усталости и тяжести в ногах, снимает мышечное напряжение, уменьшает отеки и боли в области ступней и щиколоток. Он будет доступен для заказа в MERLIONе, у эксклюзивного дистрибьютора компании Beurer.

Болезнь белокурых ангелов
11 февраля 2003
Обзоры

Болезнь белокурых ангелов

02'2003 В редакцию «Домашней аптеки» пришло письмо-исповедь от матери ребенка, больного фенилкетонурией. Оно вызвало у нас вопросы, которые мы попытались прояснить. Генетика, еще недавно предаваемая анафеме «ученым» Лысенко и иже с ним, сейчас выдвинулась на авансцену науки (впрочем, и лженауки — тоже).

Ну все, совсем склероз замучил!
7 мая 2002
Обзоры

Ну все, совсем склероз замучил!

ЧТО-ТО С ПАМЯТЬЮ МОЕЙ СТАЛО (Общепринятые заблуждения по поводу рассеянного склероза) Ну, память никуда не годится — все, склероз... НЕПРАВИЛЬНО! Да, при рассеянном склерозе действительно может наблюдаться ухудшение памяти, но этот симптом ни в коем случае нельзя считать основным. Он бывает следствием очень широкого класса нервных болезней.

Любовь и брак в зеркале конкуренции
1 ноября 2004
Обзоры

Любовь и брак в зеркале конкуренции

«В БОРЬБЕ ОБРЕТЕШЬ ТЫ ПРАВО СВОЕ!» Был когда-то в стародавние времена такой лозунг у одной из российских политических партий. Про эту партию эсеров, как и про ее лозунг, нынче мало кто вспоминает. Однако смысл этого воззвания никак не устарел. Отдаем мы себе отчет или нет, но вся жизнь человеческая, по сути, борьба.

Почему беднеют бедные?
7 мая 2002
Обзоры

Почему беднеют бедные?

Вы замечали, что когда небогатый человек говорит о чужом «Мерседесе» со скрытой или откровенно прорывающейся завистью, он едва упоминает о красоте, высоких технических качествах или комфортабельности этого автомобиля, но подчеркивает, каких огромных денег он стоит. Самые большие эмоции вызывает впечатляющая сумма, и явно на втором месте то, в чем она овеществлена.

ЛАКАЛЮТ - лучше, чем инструмент стоматолога!
1 ноября 2004
Новости

ЛАКАЛЮТ - лучше, чем инструмент стоматолога!

Поэтому в настоящее время со стороны стоматологов все больше внимания уделяется лечебно-профилактическим средствам гигиены полости рта. Профессиональные врачи, а также провизоры в аптеках, всегда окажут существенную помощь в выборе качественной зубной пасты, эффективность которой доказана научно. К таким средствам принадлежит и стоматологическая серия «Лакалют», производимая в Германии и предлагающая широкий спектр продуктов для лечения и профилактики различных заболеваний полости рта.

Термогигрометр Beurer HM16
11 февраля 2019
Новости

Термогигрометр Beurer HM16

Для заказа в MERLION, у эксклюзивного дистрибьютора компании Beurer в России, стал доступен термогигрометр HM16 для контроля микроклимата в помещении.

Промывание носов или мозгов?
27 декабря 2004
Обзоры

Промывание носов или мозгов?

Не случайно нос называют «сторожевой собакой» для легких: он кондиционирует поступающий воздух, создавая оптимальный диапазон температуры и влажности, и очищает его. Сложная конфигурация носовых ходов и носовых раковин, изгиб на 90° движения вдыхаемого воздуха в носоглотке формируют турбулентный характер движения воздуха и способствуют осаждению на слизистой оболочке вдыхаемых частиц.

Очиститель пор Beurer FC 40: никаких черных точек
18 июля 2019
Новости

Очиститель пор Beurer FC 40: никаких черных точек

Для заказа в MERLION, эксклюзивного дистрибьютора компании Beurer в России, скоро будет доступен прибор по уходу за кожей лица FC 40. Устройство предназначено для глубокой очистки пор вакуумным методом.

Болезни, которые на слуху
11 февраля 2003
Обзоры

Болезни, которые на слуху

02'2003 Как хорошо слышать утреннее пение птиц, журчание воды, шорох листьев, как приятно слушать нашептываемые слова любви; треск, шум, вопли предупреждают нас об опасности, плач ребенка зовет нас к нему. Но как же плохо всего этого не слышать. АНАТОМИЯ УХА Человеческое ухо — замечательно устроенный, сложный и в то же время простой аппарат приема звуковых волн, проведения и усиления этих волн, преобразования механических колебаний в электрические нервные импульсы.